КУЛЬТУРА

Занусси защищает Поланского
Октябрь 2009

Кшиштоф Зануссии в передаче “Точка над i” популярного польского телеканала TVN24 защищал Романа Поланского, арестованного в Швейцарии и ожидающего решения о его экстрадиции в США.



Создатель “Тупика”, обвинённый в сексуальных отношениях с 13-летней девочкой и бегстве от американских органов правосудия, услышал нетипичные оправдания: что он стал жертвой собственной популярности, а девочка, с которой он спал, была, по мнению Занусси, проституткой:

- Никто не замечает, что дело приобрело такой размах, оттого, что он знаменит. Если бы он не был известен, то факт, что более тридцати лет назад в Лос-Анджелесе, городе особенно свободных нравов, он воспользовался услугами несовершеннолетней проститутки, потому что, похоже, на самом деле было так…

- Ну, нет, нет! – возражала Моника Олейник. – Это была 13-летняя девочка, которая не была проституткой. Это же было не за деньги, значит, не было проституцией.

- В этом мире множество вещей делается не из-за денег, а ради славы, ради карьеры, - защищался в “Точке над i” Занусси. Режиссёр подчёркивал, что он не хочет оправдывать Романа Поланского, а эпизод, произошедший 32 года назад, считает ошибкой своего коллеги.

Рассказывал о своём знакомстве с Поланским:

- Я знаю этого человека, который вышел из гетто, человека трагичного, у которого были “чёрные страницы” в жизни. Я думаю, что если бы он не был знаменит, это дело не имело бы сегодня никакого продолжения, - считает Занусси.

По его мнению, Поланский пал жертвой собственной популярности. Занусси не доверяет информации об изнасиловании несовершеннолетней:

- Я не верю в невиновность жертвы. Она не производит впечатления, будто оказалась там случайно, - говорил Зануссии в прямом эфире:

- В кругу людей, которые на всё способны ради карьеры и денег, похоже, если учесть, что и мать сама была в этом замешана, это была какая-то попытка шантажировать Поланского.

Вытянуть из него всё, что он мог дать. А он не дал, и это была его ошибка. Мог бы откупиться, а он этого не сделал. Может быть, он был слишком высокомерный, слишком польский, - размышлял Кшиштоф Занусси.